January 9th, 2008

...

Все-таки иногда безумно хочеться выйти на заснеженной станции где-то между Дзержинском и Нижним, долго-долго плутать в лесу, где все деревья серебряный от инея и, кажется - заденешь их, они зазвенят. Так хочется быть одной где-то, где нет никого, где только тишина, красота, извечная, строгая, чужая, но такая притягательная красота Природы, которая совсем не человеческих рук творения, и посему так прекрасна, что у меня вот не хватает сознания осмыслить и понять ее хотя бы чуть-чуть, и я просто преклоняюсь. Уйти от кошек, которым нужна забота, от родных, от друзей, от любимого, ото всех. Не потому что плохо, а потому что надо. Выкинуть сотовый, утопить, затоптать!!! Оказаться, как в рассказе Бредбери одной, совсем одной. Это будет не страшно, это будет прекрасно, хотя бы первые полчаса, пока я не начну тосковать... Ходить, вдыхать воздух, замирая сбивать снежные сугробики с деревьев и замирать от почти священнодействия происходящего, от почти кощунственности оного. И пресытиться этой тишиной, этой пустотой, этим ощущением Одиночества с большой буквы, так пресытиться в отпущенный короткий срок, быть такой жадной на происходящее, чтобы хотя бы месяц после этого не тосковать и оставить эту грусть до осени, где ей место, покинув зиму спокойной и готовой к кошкам, людям, информации и ограниченности себя, ограниченности в чувствах, действиях, мыслях.